история
Строительство "Медеу"
Грандиозная стройка, восхищающая по сей день
Об истории появления спортивного комплекса «Медеу» рассказывает его архитектор Станислав Борисович Матвеев.
Строительство плотины разрушило Старый Медеу.

В 1966 году началось строительство противоселевой плотины на «Медеу». С помощью направленных сверхмощных взрывов плотина была поднята на высоту в 115-метров, а в ее тело было уложено 8, 5 млн кубометров грунта. В 1973 году стало ясно, что решение о строительстве плотины было правильным и своевременным. На Малоалматинское ущелье обрушился сель мощностью в четыре миллиона кубометров воды, и плотина удержала его.

Теперь нужно было восстановить каток. Было решено строить полноценный стадион с искусственным льдом.

6 января 1970 года Президиум Совета Министров СССР принял Постановление о строительстве на «Медеу» искусственной конькобежной дорожки.
Заказ поступил к в «Гипрогор» в 1970 году. К тому времени Матвеев руководил 5-ой мастерской, а Владимир Кацев – ее главным архитектором. Вместе они работали и над Дворцом спорта, спроектировали первый в республике каток с искусственным льдом. Было решено использовать этот опыт и сделать на «Медеу» каток, но так, чтобы льдом были покрыты не только дорожки для бега, но и вся площадка – суммарно 10,5 тыс. кв. м. Благодаря этому решению «Медеу» превращался не просто в спортивное сооружение, а в место для массового отдыха. Проект не имел аналогов в мире. В летний период стадион можно было переоборудовать для игры в волейбол и баскетбол.
Стоимость проекта оценивалась в 8,4 миллиона рублей.
В то время из республиканского бюджета можно было выделить на строительство только 3 миллиона. Пришлось утверждать проект на союзном уровне, месяцами проводя консультации в Москве. В конце концов, с выделением средств помог лично руководитель республики, Динмухамед Кунаев, позвонивший Брежневу. Дело пошло быстрее.

На «Медеу» не было никакой инфраструктуры и коммуникаций: электричества, водопровода, канализации, а дорога находилась в таком удручающем состоянии, что возникли проблемы с подвозом стройматериалов. Естественно, строительство обошлось намного дороже, чем 8,5 млн, но эти расходы взяли на себя соответствующие службы.

Министерство энергетики протянуло трассу в ущелье от Капчагайской ГЭС. Министерство коммунального хозяйства построило водоочистные сооружения и довело канализационные коллекторы до улицы Абая. После того, как появилось электричество, мы решили строить котельную для отопления комплекса.
— Когда дорога была закончена, строители не стали класть последний слой асфальта, так как знали, что его разобьют грузовые машины, подвозившие стройматериалы. Днем движение грузовых машин в городе было запрещено, поэтому по ночам колонна из сотен грузовиков и специальных автомобилей выезжала в направлении «Медеу».
Станислав Матвеев,
архитектор
Строительство катка «Медеу» было объявлено ударной комсомольской стройкой
Самые масштабные работы взяло на себя Министерство автомобильных дорог. Генподрядчиком выступил орденоносный трест «Казахтрансстрой» Министерства автомобильных дорог КазССР.

В Казахстане практически все министерства имели в своем составе строительные подразделения полного цикла. У Минавтодора они были наиболее сильными. Велик был вклад монтажников трестов Минмонтажспецстроя КазССР.

Строительство катка «Медеу» было объявлено ударной комсомольской стройкой, в ней участвовало более 1300 человек. Строить «Медеу»помогали и казахстанские альпинисты – они устанавливали металлическую сетку и заграждения на склоне Мохнатки, чтобы защитить сооружение от снежных лавин.
Предстояло реализовать сложнейший инженерный проект.

Самое сложное в конструкции «Медеу» – поле толщиной в 2,5 метра. Лед толщиной в 3 сантиметра. Под ним лежит многослойный пирог из стали, бетона и утеплителя.


Холодильная система – 170 километров труб, по которым транспортируется фреон. Первоначально при заливке предполагалось наличие швов во льду. Для спортивной площадки мирового уровня это недопустимо. Было принято решение выровнять поверхность, накрыв всю площадку бетонной плитой. Как раз тогда советскими строителями была освоена технология самонапрягающегося цемента, обеспечивающего высокую водонепроницаемость. Бетон заливали без перерывов, его изготовляли прямо на площадке чуть ниже катка.


Сооружать сплошную плиту было нельзя. Бетон «дышит» – летом расширяется, зимой сжимается. Чтобы избежать повреждения холодильной установки, инженеры разделили бетонную плиту на несколько частей, плотно, внахлест наложив их друг на друга. При строительстве этой площадки максимально допустимое отклонение конструкций от проекта могло составлять не более 5 миллиметров. Нижний слой поля – утеплитель из пенополистирола. Он был нужен, чтобы избежать промерзания основания конструкции.


Борис Яглинский приехал в Алматы из Киева в 58-м и первым делом посетил урочище Медеу. Вскоре он был назначен главным инженером строительства спорткомплекса и стал соавтором проекта конструкции ледового поля. Высокогорный каток возводили в сейсмоопасном районе. Проект, разработанный специалистами института «Алматыгипрогор», прошел экспертизу, но у строителей были сомнения в отношении надежности сооружения.
Искусственный лед «Медеу» должен был держаться в течение трех-четырех месяцев и обладать теми же высокими качествами, что и натуральный. Это было достигнуто за счет разработки специальной системы охлаждения, размещения трубных батарей для создания одномерного температурного поля, а результаты решения подтвердили мировые рекорды, которые начали устанавливать спортсмены после ввода «Медеу» в эксплуатацию.
Борис Яглинский,
заслуженный строитель Казахстана
Ледовое поле прослужило 24 года безукоризненной службы.

Перед инженерами была поставленная сложная задача. Создать монолитную бетонную плиту, которая выдержит перепады температур в диапазоне от +50 до -30 градусов.


При этом качество искусственного льда, замороженного при помощи холодильных установок, не должно уступать качеству естественного льда, который уже завоевал призвание на старом Медеу, однако мог существовать не больше двух месяцев в году. Новый Медеу должен был держать лед от 6 до 8 месяцев.

Слева на право: Матвеев, Кайнарбаев, Яглинский, Кацев. В день вручения премии.

Решение этой задачи принесло авторам проекта заслуженную Государственную премию в области Науки и Техники. Диплом и медали получили 10 человек: архитекторы, строители, инженеры.


Постановлением ЦК КПСС и Совета министров Союза ССР от 5 ноября 1975 года Государственная премия СССР присуждена: Вдовиченко Вадиму Всевлодовичу, главному специалисту. Матвееву Станиславу Борисовичу, главному инженеру. Кайнарбаеву Арыстану Сайлаубаевичу, руководителю группы, Кацеву Владимиру Зеликовичу, руководителю архитектурно-конструкторской мастерской, сотрудникам государственного проектного института "Алмаатагипрогор", Лебедихину Всевлоду Андреевичу, управляющему трестом "Мостопромдорстрой", Яглинскому Борису Павловичу, главному инженеру, Хачатурову Грачу Акоповичу, заместителю главного инженера, работникам того же треста, Лихтенштейну Эдуарду Лазаревичу, кандидату технических наук, доценту Казахского политехнического института имени В.И.Ленина, Гончарову Леониду Борисовичу, Министру автомобильных дорог Казахской ССР, Жукову Леониду Георгиевичу, заведующему отделом ЦК Компартии Казахстана, - за создание высокогорного катка "Медеу".

Борис Яглинский - инженер, автор ледового поля на "Медеу", лауреат Государственной премии, рассказывает о процессе строительства катка.
Машинное отделение

Сердцем холодильной установки было машинное отделение, располагавшееся у подножья Мохнатки чуть ниже «Медеу». В одном блоке располагались электрокотельная, машинный зал и объекты энергоснабжения. Холодильная установка работала благодаря турбинным и поршневым агрегатам мощностью в 5 млн ккал/час. Этого хватало, чтобы поддерживать лед на поверхности всей площадки 8 месяцев в году. Беговые дорожки могли функционировать круглый год.


Охлаждались эти мощные агрегаты водой из реки. Был создан бассейн недалеко от машинного зала. Вода была абсолютно чистая, там можно было купаться.


У архитекторов и строителей были планы сделать «Медеу» крытым катком, соорудив над ледовой площадкой вантовое покрытие. Но от этой идеи отказались.

— Мы подумали не только о спортсменах, но и об обычных людях, которые будут приезжать в спортивный комплекс отдохнуть. Они и так по восемь часов в день сидят в душных помещениях. А здесь они имели возможность дышать чистым горным воздухом. Многие катались там раздетыми по пояс, даже загорали.
Станислав Матвеев,
архитектор
Барельеф художников Я.Нимеца и В.Константинова.

Сам стадион и трибуны были построены из бетона. Высокая сейсмичность этого региона внесла свои коррективы – конструкция была монолитной, с устойчивым фасадом.


О внешней составляющей мы не особо задумывались, ведь это спортивное сооружение. Его формы и пропорции соответствовали требованиям к проведению различных соревнований. Однако присутствуют кое-какие декоративные элементы, особенно у входной группы. Со стороны главного подъезда и северных ворот арена имеет многоярусный пандус и лестницу в виде горных скал из красного гранита.


По проекту каток должен был быть оснащен электрическим табло. Кацев решил, что из табло можно сделать декоративную деталь, украсив заднюю панель барельефом. Художники Я.Нимец и В.Константинов создали изображение двух конькобежцев в движении. В целом каток отлично вписался в окружающий ландшафт. Он будто вырос из него.

Строительство "Медеу"

На трибунах стадиона были оборудованы места для 10,5 тысяч человек. Подтрибунные помещения разделялись на зоны для спортсменов и для участников массового катания. Под западной трибуной разместился вестибюль, где посетители могли отдохнуть и обогреться. В комплекс также вошли гардероб, буфеты, рассчитанные на 500 человек, гостиница для спортсменов, разливочный зал, комната с кинопроектором, комнаты для судей, пресс-центр, баня и точки проката коньков. На ледовой арене одновременно катались несколько тысяч человек.

Для полноцветной телесъемки нужно было хорошо осветить арену. Для этого установили 1600 прожекторов.

Процесс строительства катка

День 28 декабря 1972 года запомнился жителям Алма-Аты как день открытия нового катка. На церемонию собралось десять тысяч человек, свободных мест практически не было.


Во время церемонии был проведен традиционный парад спортсменов, чествование ветеранов-конькобежцев, вручение символического ключа от катка.


Но одними из главных героев той церемонии были строители, сумевшие за два года сделать невозможное, построив стадион, ставший легендарным.


По материалам voxpopuli.kz